«Я не узнала своего сына»: кемеровчанка три года добивается наказания врачей за инвалидность и смерть ребёнка

Кемеровчанка Вера Б. уже несколько лет пытается добиться наказания для врачей, которые, по её мнению, не оказали её новорождённому ребёнку необходимой помощи.

Кемеровчанка Вера  Б. уже несколько лет пытается добиться наказания для врачей, которые, по  её  мнению, не  оказали её  новорождённому ребёнку необходимой помощи.

Женщина родила в  августе 2013 года. Несколько лет она жила с  гложущим её  чувством вины: медики убедили её, что она сама виновата в  инвалидности малыша. Через 3,5 года ребёнок умер.

С  2016 года Вера пишет во  все инстанции и  добивается возбуждения уголовного дела. Она уверена, что её  сыну медицинская помощь была оказана неправильно, а  надзорные и  контролирующие органы скрывают допущенные нарушения.

Женщина обратилась в  редакцию ВашГород.ру с  просьбой рассказать её  историю. Также она написала жалобу в  Следственный комитет России.

Беременность

У  Веры и  её  мужа есть сыновья от  первых браков: достаточно взрослые и  самостоятельные парни. Пара очень хотела общего ребёнка. Как только женщина узнала о  беременности (в  5−6 недель), она встала на  учёт в  консультацию. Со  слов акушера-гинеколога, беременность протекала в  пределах нормы. Однако кемеровчанка с  этим не  согласна. На  нескольких листах она изложила жалобы, на  которые лечащий врач не  обращал внимания. Не  была проведена часть обследований и  необходимых анализов, отсутствует часть записей в  карте.

24  августа 2013 года отошла пробка, вечером 25  августа появились тянущие боли внизу живота. Это было воскресенье. 26  августа женщина пришла в  женскую консультацию. Там её  осмотрели и  порекомендовали ехать в  роддом, если боли не  прекратятся. Но  направление врач не  дала и  запись в  карточке о  направлении в  роддом не  сделала.

«Ближе к  вечеру, 26  августа, боли стали усиливаться и  мы  решили ехать в  родильный дом ГКБ № 3 им.  М. А. Подгорбунского. Дежурный врач проигнорировал мои жалобы на  боли в  течение трёх дней и  наличие схваток. Только утром 27  августа было сделано УЗИ, которое показало тазовое предлежание плода, хроническую гипоксию и  хроническую феноплацентарную недостаточность. За  всё время до  родов, 17 часов 45 минут, КТГ плода не  провели ни  разу»,  — рассказала Вера.

Также женщина рассказала и  о  других нарушениях, допущенных с  момента её  попадания в  роддом. Их  она также подробно изложила в  своём обращении в  Следственный комитет.

Роды

Днём 27  августа провели экстренное кесарево сечение. На  тот момент было 36,5 недель беременности. При введении анестезии женщине стало плохо: появилась тошнота, обильное слюноотделение, одышка, женщина начала задыхаться.

«Какую-либо помощь в  данной ситуации анестезиолог-реаниматолог мне не  оказал. При этом если у  матери развиваются осложнения во  время анестезии, в  частности, угнетение дыхания, это может стать причиной развития острой гипоксии у  ребёнка»,  — отмечает кемеровчанка.

Елисей родился синюшным, он  не  закричал, а  лишь еле слышно запищал. Медики поставили ему 7 баллов по  шкале Апгар, что, по  мнению мамы, было завышенным, так как состояние малыша было тяжёлым.

К  дальнейшим действиям медиков у  женщины также немало вопросов. Однако в  части случаев её  предположения не  подтверждены, так как отсутствую записи в  документах (женщина считает, что они были уничтожены намеренно).

«Я  считаю, что при рождении врач-неонатолог недооценила тяжесть состояния недоношенного ребёнка и  приняла ошибочное решение перевести его в  отделение новорождённых. По  причине дыхательных нарушений и  при условии, что ребёнок не  был подключен к  аппарату ИВЛ, в  отделении новорождённых у  нашего сына произошла остановка дыхания. Ребёнок экстренно поступил в  ОРИТИ, однако его сразу не  подключили к  аппарату ИВЛ, а  только спустя 1 час 35 минут после рождения»,  — говорит Вера.

В  этот  же день УЗИ показало отёк головного мозга, который развился в  первые три часа жизни.

Многочисленные нарушения, которые привели к  инвалидности, зафиксировала независимая экспертиза, проведённая ООО  «АльфаСтрахование-ОМС» в  Москве.

Однако судебно-медицинская экспертиза этих нарушений не  выявила. Как отмечает Вера, результатов судебно-медицинской экспертизы она ждала около двух лет. Именно основываясь на  них женщине отказали в  возбуждении уголовного дела. После обращения в  прокуратуру свою проверку проводил также Роспотребнадзор, но  он  выявил только часть нарушений из  указанных матерью, в  основном  — допущенных в  женской консультации.

Больницы

28  августа было решено перевести ребёнка в  ДГКБ № 5.

«Сказали, что я  могу подойти к  ребёнку и  попрощаться с  ним. Я  не  узнала своего сына. Лицо и  тело Елисея были сильно отёкшими, движения отсутствовали, глаза были закрыты, он  был подключен к  аппаратам жизнеобеспечения»,  — вспоминает Вера.

Со  слов сотрудников пятой больницы, ребёнок находился на  грани комы, 20 дней он  провёл по  искусственной вентиляцией лёгких.

Ребёнку поставили диагноз  — внутриутробная инфекция с  поражением лёгких. Однако мать не  верит этому диагнозу, так как исследование ликвора не  было проведено повторно несмотря на  то, что в  бланке указано, что результат сомнительный. Также не  было проведено исследование на  инфекции у  матери.

3,5 года родители ухаживали за  ребёнком. Пока муж зарабатывал деньги на  необходимое лечение (нужно было купить различные аппараты от  кислородного концентратора до  ингалятора), Вера круглосуточно ухаживала за  Елисеем: кормила его с  помощью зонда, давала необходимые лекарства.

«Приём противосудорожных препаратов осуществляется чётко по  режиму. Он  начинается в  6 утра и  заканчивался в  12 ночи. 3,5 года мы  жили по  часам. Кроме того, мне внушили, что всё это из-за меня, и  три года я  жила со  страшным чувством вины, что это я  заразила ребёнка инфекциями. Однако все мои анализы оказались отрицательными, я  решила начать борьбу и  добиться справедливости»,  — рассказала Вера.

Месяцами мальчик с  мамой находились в  больницах из-за возникающих на  фоне болезни пневмоний и  бронхитов. Несмотря на  все усилия, в  марте 2017 года ребёнок умер. А  Вера продолжила писать во  все инстанции, чтобы добиться наказания тех, кто, по  её  мнению, лишил её  ребёнка.

«Я  понимаю, что были нарушения, которые умышленно скрываются. Но  это какой-то порочный круг, люди чувствуют свою безнаказанность. У  меня нет цели доказать, что все врачи плохие. Но  я  буду добиваться справедливости»,  — говорит Вера.

Ксения Киселева Источник: ВашГород.ру Источник фото: pixabay.com

Последние новости

70 управленцев Кузбасса стали выпускниками Президентской программы подготовки управленческих кадров

С успешным завершением обучения выпускников поздравили заместитель председателя Правительства Кузбасса по вопросам образования, науки и молодежной политики Антон Александрович Пятовский, министр науки,

Житель одной из деревень России обнаружил миноментые мины у себя на участке

Мужчина всего лишь хотел посадить деревья. В Можайском городском округе Подмосковья саперы обезвредили более 30 минометных мин.

В Кузбассе не выдавались разрешения для отдыха на водных объектах в 2024 году

В Кузбассе не выдавались санитарно-эпидемиологические заключения на использование водных объектов в целях занятия спортом, купания и отдыха в 2024 году.

Card image

Путешествие к Мирскому и Несвижскому Замкам с Арендой Автомобиля

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *